В стране, Главная новость

Комбриг Александр Ходаковский: «Героями приходится быть»

Творческая группа ростовского объединения «Миус-фронт», при поддержке «Дон-медиа» снимающая фильм о Донбассе, встретилась с командиром бригады «Восток», заместителем начальника управления войск Росгвардии по ДНР Александром Ходаковским. Легендарный комбриг ответил и на вопросы журналиста газеты «Молот».

Прифронтовая зона

Дорогу в Донецк можно сравнить с поездкой на фронт. Хотя ДНР стала частью России, пограничный контроль с досмотром вещей никто не отменял. Каждый день здесь скапливаются многокилометровые очереди из машин. Бывалые путешественники оставляют машины на стоянке, налегке проходят погранконтроль и пересаживаются на другой стороне на местный транспорт. Так поступили и мы, а нашим таксистом стала очаровательная жительница Макеевки по имени Ксения.

Автодорога после границы осталась такой же узкой, как и в советские времена. Трасса временами очень разбитая, и это состояние усугубляется потоком грузового транспорта, в том числе военного с обозначениями Z и V.

Сам Донецк чист и ухожен. Дороги в центре городе даже получше, чем в Ростове. Сразу привлекают внимание разрушенные и сгоревшие дома: столица Донбасса обстреливается Украиной до сих пор. Ксения притормаживает возле разбитых торговых павильонов.

«Сюда прилетало, здесь погибли мирные люди», – печально говорит она.

Комбриг Ходаковский – одна из приоритетных целей для СБУ, поэтому перед встречей были приняты меры безопасности. Прибыв в назначенную точку, мы набрали номер одного из военкоров. Он попросил прибыть в другое место, потом еще раз переехать. Встреча состоялась на заглубленном командном пункте примерно в восьми километрах от передовой.

Оружие в пирамиде, солдатские койки, хрипящая рация в соседнем помещении – все напоминало о том, что неподалеку идут боевые действия. Ходаковский приехал сразу вслед за нами на внедорожнике, причем сам был за рулем. Энергичный, харизматичный, с цепким волевым взглядом. Поздоровался с каждым за руку, сел на стул под прицел объектива видеокамеры. Разговор начался без раскачки.

Стоит отметить, что Александр Сергеевич – замечательный собеседник. У него емкая, четко выстроенная речь. Легко приводит примеры из истории и литературы. В интервью он упомянул произведения Достоевского, Шолохова, Толстого. А самое главное – у него своя житейская философия, которая за восемь военных лет прошла жесткую закалку и превратилась в правду жизни.

Вспоминания о добровольцах

Съемки документального фильма режиссера Юрия Мальцева «Добровольцы. Вспоминания о будущем» сейчас идут полным ходом. Замысел автора сценария Андрея Кудрякова в том, чтобы проследить феномен добровольчества – от народного ополчения 2014 года до наших времен. И лучше всех об этом может рассказать Александр Ходаковский – одна из ключевых фигур в формировании ополчения на Донбассе в 2014 году. Батальон «Восток», укомплектованный добровольцами, принял участие в первых ожесточенных сражениях с украинскими нацбатами и ВСУ. Это бои за поселок Карловка, погранпункт «Мариновка», донецкий аэропорт, а также за ключевую высоту – курган Саур-Могила. Через формирование «Восток» прошли свыше 8000 добровольцев и почти каждого Ходаковский (позывной «Скиф») помнит в лицо.

Александр Сергеевич стал известен не только как военачальник, благодаря которому началась «Русская весна» на Донбассе. Далекий от профессии журналиста, он создал и ведет телеграм-канал, в котором с позиций истории, философии, человеческой морали и нравственности оценивает конфликт России и Украины. В чем причина братоубийственного противостояния, о готовности отдать свою жизнь за идею, об истоках ожесточения на войне, о национальной идентичности и национальной гордости – обо всех этих вещах Ходаковский рассуждает спокойно и непредвзято. Попытался комбриг дать ответ и на самый главный вопрос: сможем ли мы преодолеть вспыхнувшую вражду между Россией и Украиной.

Готовность к подвигу

– Правда ли, что добровольцы более готовы к подвигу, чем солдаты по призыву?

– Все проявления героических поступков, что я видел, происходили под воздействием обстоятельств, в которых оказывались люди. Есть нюанс: тот, кто пришел добровольцем, осознанно вырвал себя из зоны комфорта и попал в обстановку, где вероятность увечья или гибели очень высокая. Это уже подвиг. А дальше судьба может выпасть самым прихотливым образом. Человек принимает решения, за которые мы потом его награждаем – живого или мертвого. Правильно написал покойный Владлен Татарский: тот, кто больше всего печется о своем теле, менее всего способен на подвиг. В 2014 году через мое подразделение прошли приблизительно 8000 добровольцев, а вообще, личный состав был в пределах 4000. Из этой большой цифры около 500 человек впоследствии погибли. Это люди той категории, что способны на подвиг.

– Кто же они?

– Каждый из этой разношерстной массы имеет свою собственную историю, и жизненные пути не у всех прямые. Добровольческий порыв для некоторых стал единственным путным делом за всю жизнь. Мы тогда не знали, останемся ли живы, поэтому не создавали базу данных, ведь она могла попасть в СБУ. Когда человек приходил, мы выдавали ему удостоверение, в котором были только его позывной и фото. О каждом судили по его поступкам, и это было лучшей рекомендацией.

Когда я прохожу мимо стендов с фотографиями погибших бойцов, иногда останавливаюсь и смотрю на даты их рождения. С удивлением вижу, что многие младше меня, хотя выглядят гораздо старше. Эти люди не берегли себя, потому что в них пробудились такие мощные мотивы, которые перекрыли все, в том числе инстинкт самосохранения. Вместо глупого разбазаривания жизни каждый из них  создал для себя такие ценности, за которые смог пойти на смерть.

– Где были наиболее тяжелые боестолкновения с ВСУ?

– Летом 2014 года около 90 наших бойцов держали оборону на кургане Саур-Могила. Она была важна потому, что оттягивала силы противника от городов Снежное, Торез, других населенных пунктов. ВСУ тоже не могли оставить у себя в тылу наш укрепрайон, поэтому бои за Саур-Могилу были жесточайшими. Во время одной из атак на высоту шли сразу 30 единиц украинской бронетехники – пришлось по танку или БТР на каждого из защитников. Утром на Сауре было 32 бойца, к вечеру осталось только семеро. Все атаки были отбиты.

Героизм проявил каждый, и не только в бою. Один из добровольцев был ранен в живот. Все товарищи были задействованы в сражении. Раненый не попросил помощи, он не мог отвлекать бойцов с позиций. Он зашел в помещение под монументом, лег на диван и тихо умер. Такой незаметный подвиг помог выстоять и победить. Сейчас он покоится на вершине Саур-Могилы вместе с остальными ребятами – героями, которые погибли в этот день. Вот так появилась не возможность, а необходимость совершить подвиг.

– Возможно ли в принципе примирение российского и украинского народов на фоне того, что сейчас происходит?

– У нас многовековая совместная история, и я верю в то, что она продолжится. По сути, мы один народ, который скрепляет много факторов. Главный из них – православная вера, которая должна стать основой для восстановления общей исторической памяти. Я вспоминаю ожесточенные бои в августе 2014-го вокруг поселка Красный Партизан под Ясиноватой. Нам противостояла 93-я бригада ВСУ, мы бескомпромиссно убивали друг друга десятками в день. Но когда возникло временное перемирие и все почувствовали, что можно вернуться к нормальным человеческим отношениям, наши ополченцы и солдаты ВСУ, которые еще вчера стреляли друг в друга, совместно чинили крыши в домах, пострадавших от наших боевых действий. Это яркий момент, доказывающий, что не все потеряно в отношениях между нашими народами.

Александр Оленев  газета «Молот»

16