Без рубрики

Про дрозда, кота и людское суеверие

Сколь всё же удивительна природа. Причём не только природа, окружающая нас, но и природа самого человека. Не избыть в людской душе склонность к мистификации и оккультизму. Стоит человеку соприкоснуться с чем-то необычным, выходящим за рамки его устоявшегося представления о правилах миропорядка, как он тут же начинает поминать Всевышнего или даже Нечистого.

В минувшее воскресенье на рынке я невольно стал свидетелем прелюбопытного разговора двух довольно пожилых дам.

— Представляешь, Петровна, -жаловалась одна старушка другой, — вчерась яки-то птицы целой шаёй на виноградник налетели. Ни стилько поклевали, стилько двор загадили. Мусору с лозы натрусили — два часа после них з веником по двору тыркалась.

— Це ж погано, — покачав головой, ответила Петровна. — Зовсим погано. Раз ворона клюе виноград, будэ голод.

— Какая еще ворона? — удивилась первая женщина. — Это точно не вороны булы. Птицы таки красыви. Рябеньки, головки голубо-вати. Ни, на ворон и блызько не похожи.

— А я тибе, Клавка, кажу, шо це вороны,

— не унималась Петровна, — погуляли з яки-мись-то воробьями, вот тибе и рябиньки. Лукавый так може глаза зашорить, шо и батьку родного ни признаешь.

— Да ну тебя, — разворачиваясь, махнула рукой на собеседницу Клавдия, — теби вечно всюду чёрты бачуться.

— Ничого, лито прийдэ, тоди побачишь. То-ди скажешь, брехала Петровна чи ни, — пробурчала женщина вслед уходящей подруге.

Конечно, кроме смеха, у меня такой разговор ничего иного вызвать не мог. Вот только немного обидно за птиц, огульно названных воробье-воронами. В действительности же, речь шла о дроздах, а точнее дроздах- рябинниках. В отличие от своих собратьев — певчих дроздов рябинники на зимовку в тёплые края не всегда улетают. Зачастую они зимуют в местах ареала постоянного обитания, то есть, в средней полосе России. Лишь когда морозы опускаются ниже минус 25 градусов и выпадает слишком много снега, рябинники, сбиваясь в стаи, совершают небольшие кочёвки в близлежащие регионы, где и погода потеплей, и съестных припасов побольше.

К слову сказать, где-то в конце февраля стая из 30 — 40 дроздов совершила налёт и на мой виноградник. Дня два-три они пировали, трапезничая замёрзшими ягодами, шум стоял, как на птичьем базаре. Надо отметить, что рябинники, как и все дрозды, довольно «разговорчивы». В палитре их звуков и всем знакомое «филип-пить, при-ди приди» и почти куриное «кво-кво коээ». Но наиболее интересен их сигнал тревоги: «кур-ри, кур-ри».

В общем, попировали, пошумели, даже драки при делёжке еды успели устроить, а потом всё же улетели Правда, не все, один дрозд всё же решил задержаться. То ли в борьбе с собратьями за лучшую кисть «изюма» немного травмировался, то ли рассудительно решил, что до той поры, пока еда под боком, от добра добра не ищут. Где-то через неделю дрозд настолько освоился, что уже в метрах пяти от меня мог спокойно разгуливать по двору, будто рядом никого и нет. Пожалуй, единственной угрозой для себя он признавал только моего кота Бантика, да и то не очень серьёзно. При виде кота дрозд всего лишь взлетал на ближайший сук или угол крыши и оттуда издевательски выдавал своё «кури-кури». Бантик же в свою очередь, видя, что дрозд расположился не очень высоко, пригибаясь, кружился вокруг сука и на его наглое предложение «закурить» отвечал не менее однозначно: «ме-не-не, ме-не-не», что, наверное, означало, что он не курит. Так продолжалось примерно с неделю, а потом, когда немного потеплело, дрозд всё же улетел. Как говорится, в гостях хорошо, а дома всё-таки лучше. Тем более как не крути, а весна близко.

2