На той войне, как на войне

16.02.2018 Редакция газеты 0

15 февраля страна отмечает День памяти воинов - интернационалистов. Как известно, сама памятная дата тесно связана с датой вывода контингента советских войск из Афганистана. Днём, когда официально было объявлено о выходе Российской Федерации из междоусобного конфликта на территории чужого государства.

За десять лет вооружённого противостояния среди многих тысяч советских солдат, прошедших через Афганистан, было немало и наших земляков. Людей, для которых эта война была не только серьёзным испытанием, школой мужества, но и фундаментальной базой в формировании характера и жизненных приоритетов. Вот, что для нас, посторонних людей, Афганистан? Фильмы "Девятая рота", "Афганский излом"? Но так ли в жизни, как в кино? Особенно для тех, кто видел не художественную войну, а сам является живым архивом этого события. Сегодня, в преддверии очередной годовщины вывода советских войск из Афганистана, об этом я беседую с воинами-интернационалистами, ветеранами боевых действий на территории ДРА Мосиенко Анатолием Алексеевичем, Подскребалиным Алексеем Александровичем, Шадриным Леонидом Васильевичем и Тимашовым Сергеем Николаевичем.

- Чувства, эмоции? Страха, пожалуй что, не было. Нас ведь со школьной скамьи воспитывали в духе "если завтра война". А эмоции? Сложно сказать. Первое, что понимаешь в Афганистане, так это то, что ты находишься в другой и чужой стране, где всё для тебя необычно. Глинобитные хижины, пёстрые халаты, настороженные взгляды. Пока ты находишься на территории какого-либо кишлака, всё более-менее нормально. Люди вокруг тебя делом заняты. Кто в огороде с мотыгой грядки обрабатывает, кто в лавке товаром торгует, до тебя вроде бы и дела никому нет, могут даже улыбаться тебе. А стоит только колонне выйти на марш, того и гляди обязательно откуда-нибудь "прилетит". Вот тогда уже понимаешь, что ты не просто в чужой стране, но и в стране, с тобой воюющей.

Вообще самое страшное на той войне - это засады. Предугадать наверняка, где и кто тебя ждёт на горном серпантине, поди, попробуй. Это в классической войне линия фронта, тылы, фланги, а здесь мы вокруг душманов, душманы вокруг нас. Днём в огороде с мотыгой, а вечером в ущелье с винтовкой. Кстати, это уже к середине войны у духов появились стингеры и прочее иностранное оружие, а изначально вооружались наши противники, можно сказать, всем, что только стреляло. Как-то захватили одного стрелка, так вот у него было английское кремневое ружьё восемнадцатого века, можно сказать, музейный экспонат.

Да, всякое бывало. А вот чего в Афганистане не было, так это тех самых неуставных отношений. Правило "Подальше от начальства, поближе к кухне" там не работало. На кону ведь не гауптвахта, а жизнь, так что если сам не дурак - не забалуешь. Во многом благодаря этому и выживали.

После армии тоже по-разному было. В Союзе об Афгане сильно не распространялись. Дескать, отслужили, долг интернациональный выполнили - молодцы. Получите удостоверения, пользуйтесь льготами, и поменьше об этом говорите. Ну а потом, в девяностые и вовсе - "Мы вас туда не посылали". Впрочем, то время для всех было непростым. Тем не менее, и в те годы мы сумели себя найти, организоваться, помочь друг другу в меру сил и средств, морально поддержать.

- Сейчас о нас вроде бы как опять вспомнили. На уроки мужества, встречи с призывниками приглашают, ну и, разумеется, 15 февраля торжественное чествование проводят. Но главное, что у нас, как и у всех других участников боевых действий, различных военных конфликтов наконец-то появится своё памятное место. Постамент с БМП - для нас это мемориал, где можно будет возложить цветы в память о погибших товарищах или просто постоять, помолчать и вспомнить свой Афганистан.