Диалог поколений

01.12.2017 Редакция газеты 0

Диалог поколений - это фикция и надувательство. Не в том смысле, что отцы и дети совсем перестали говорить друг с другом, но они стали плохо слушать и слышать, а ещё хуже - понимать друг друга. Прошу прощения за возможный цинизм своего утверждения, но для того, чтобы состояться диалогу поколений, как минимум должна существовать преемственность поколений. Как там у Энгельса? - "История - есть не что иное, как последовательная смена отдельных поколений, каждое из которых естественным образом наследует и использует материалы, капиталы, производительные силы и нравственные основы, переданные ему всеми предшествующими поколениями. Будучи продуктом истории, молодое поколение выполняет исключительно важную функцию глобального значения - оно служит субъектом-преемником тех материальных и духовных ценностей, которые были выработаны на всех предшествующих этапах развития".

Eсли же сегодня исходить из того, что капиталы и производительные силы на определенном историческом этапе, мягко говоря, были щедро разбазарены, то нравственные основы и духовные ценности, будучи неподкреплёнными вышеуказанной потерей, оказались для современного поколения некой инструкцией по эксплуатации, без непосредственного предмета эксплуатации, цена которой в глазах самого поколения - ноль целых, ноль десятых. Нужно ли этому удивляться и негодовать? Разумеется, нет. Потому как, перестроившись из не оправдавшего себя "общества строителей" в общество потребителей, нам, пользующим наряду с молодым поколением плоды техноцентричной эпохи, довольно сложно требовать от молодёжи хранить верность идеалам минувшей эпохи. Тем более, что с тех пор сменилось не одно поколение. Я, конечно, не эксперт в области социологии, но, на мой взгляд, сегодня наше общество, как многослойный пирог, слои которого представляют как поколение, воспитанное в библиотеках, так и поколение, воспитанное в видеосалонах и интернете. Оттого-то и диалог в сфере морально-этического наследия внутри нашего общества весьма и весьма непростой. И как бы государство не стремилось посредством всей мощи административного и информационного ресурса исправить существующее положение, практический результат оставляет желать лучшего. Публично, с телеэкранов, на площадках массовых мероприятий, в качестве наглядной агитации диалог поколений как бы и существует, а вот непосредственно в частной жизни это выглядит несколько иначе и примеров тому немало. Вот лишь один из них.

Как-то один мой приятель из Волгодонска, будучи человеком очень занятым, попросил встретить его родственницу, прибывающую поездом с черноморского курорта. В общем дело пустяшное. Подошёл к назначенному времени на вокзал, стою, жду, а тут по репродуктору объявили, что поезд Анапа - Иркутск задерживается на неопределенное время. Любопытное объявление, привязывающее человека к конкретному месту без всякой надежды успеть сделать ещё что-либо, а ничего не сделаешь. На перроне было немноголюдно. Несколько цыганок с вёдрами перезрелых абрикос. Молодая чета с детской коляской, из которой время от времени доносился неистовый рёв младенца, да ещё пожилая дама с внучкой тинейджером лет пятнадцати. К слову, говоря о преемственности поколений - последняя пара являла собой просто-таки образцово-показательный пример расхождения во вкусах и интересах. Дама была одета в однотонный светлый сарафан классического покроя, синтетическую шляпу с широкими полями и летние туфли на тонкой платформе. Eё образ как классического представителя интеллигенции эпохи развитого социализма довершал томик "Избранных сочинений" Андрея Белого. Внучкин же наряд состоял из короткой яркой майки с футуристическим рисунком, столь же коротких джинсовых шорт, обворсанных по краям, и бейсболки, одетой козырьком к затылку. Вместо книги, в руках девочки красовался планшет. Ловко перебирая пальцами по сенсорному экрану, она увлеченно что-то писала, отправляла и получала ответные сообщения. Получив очередное сообщение, девочка громко рассмеялась, чем и привлекла внимание собственной бабушки.

- Чего смешного случилось? - прервав чтение, спросила она внучку.

- Ба, не парься, - не отрываясь от планшета, буркнула в ответ девочка, - я с Максом эсэмэсюсь. - Ответ внучки не то встревожил, не то возмутил женщину. Она даже отложила книгу.

- Чего., чем ты занимаешься?

- Вот блин! - с нескрываемым раздражением ответила внучка - всё равно ты не врубишься, лучше не мешай.

Терпение бабушки явно было на пределе:

- Юля, ты как со мной разговариваешь? Это что за тон?

Наконец-то, оторвавшись от планшета, Юля с очевидным недовольством повернулась к бабушке:

- Ба, я переписываюсь СМС-сообщениями со своим другом - так понятно?

- Понятно, - глубоко разочарованно вздохнула бабушка, - ты лучше бы книгу хорошую почитала, а то скоро совсем русский язык забудешь.

- Книгу?! - теперь откровенно удивленной выглядела девочка - Ба, ты чё тормозишь или прикалываешься, на фига мне книга - я же на каникулах.

- И как с тобой вообще разговаривать? - горестно покачав головой, тихо проговорила женщина.- Да ладно тебе, бабуль, не парься, всё океюшки, - снова принявшись за планшет, подытожила разговор внучка.

Не хочется выглядеть ханжой, не помнящим себя в молодости, тем более что это не так. Да и мне когда-то было не больше, чем этой девочке, и я, равно как и все мои сверстники, хорошо знал, что мат бывает не только в три хода, но и в три этажа. Знал и пользовался этим. В целом, в свое время мы, должно быть, несильно отличались от современной молодёжи. Как и любое другое поколение пятнадцатилетних подростков, мы также имели собственную субкультуру с атрибутикой определенной маргинальности. Стремились к какой-то абстрактной свободе, независимости, так же были склонны к непослушанию, пререканию, но вместе с тем мы четко понимали грань дозволенного и, действительно, старались не позволять себе лишнего. По меньшей мере, мы не проявляли никакого пренебрежения не только по отношению к собственным родителям, но и вообще любому взрослому человеку. Даже если случайно, в эмоциональном запале кто-то говорил что-либо грубое, то, как правило, он тут же извинялся. Причем это были искренние извинения, не из-за страха наказания, а оттого, что человеку самому было крайне неприятно от своей же несдержанности и проявленного неуважения. Сегодня же, как лично я это наблюдаю в отношениях поколений, нет того инстинктивного уважения к старшим, которое было присуще в мое время.

Дело ведь не в том, что пятнадцатилетняя девочка может позволить себе пренебрежительно разговаривать с собственной бабушкой, а в том, что такой разговор ей даже не кажется неправильным и недопустимым. Общаться с пожилым человеком, будто со своей подружкой, для неё вполне нормальная практика. Eсли таким языком она общается дома, с друзьями на улице, в интернете, и если везде её понимают, принимают и может даже восхищаются, то зачем что-то менять в своём общении, какой практический смысл в этом? Равно и в отношении книг - зачем читать то, что не может повлиять на оценку в твоём школьном дневнике, и что не обсуждается на интернет-форумах, сайтах и в чатах? Что практичного или хотя бы обиходного в том, что тебе предлагается старшим поколением? А мнение бабушки - это всё равно, что музейный экспонат, стало быть, не в счёт. Не оттого ли и диалог поколений как-то не вяжется?