Операция удалась…

08.05.2019 Редакция газеты 0

Уважаемая редакция, в канун праздника Победы я с особым трепетом вспоминаю своего дедушку Галдина Ивана Петровича, который прошел всю войну. Перебирая его бумаги, наткнулась на его записи (вероятно, дедушка готовился к выступлению перед школьниками). Я привожу текст, ничего не изменяя в нем, и надеюсь, что эти воспоминания будут напечатаны на страницах вашей газеты.

"По-разному складывались солдатские судьбы, чего только не выпадало на долю фронтовика! Не все пережитое и испытанное осталось в памяти, но этого забывать нельзя никогда!

20 июня 1941г. мне исполнилось 18 лет, а через два дня началась Великая Отечественная война. Я был призван в Армию 17 октября 1941 года.

Это было в марте 1944 года, когда немецкий фашизм судорожно цеплялся за любой выступ земли, за каждый дом, стремился продлить свое существование, яростно сопротивлялся.

Мы, в том числе и я, в составе 109 гвардейской стрелковой именитой Бериславско-Хинганской дважды Краснознаменной ордена Суворова дивизии после продолжительных и изнурительных боев были на исходном рубеже хутора Федоровка-Кобелево с заданием дать продвижение вперед к Одессе основным частям нашей дивизии. Это место у берега Черного моря, разделяющее нас от противника водной преградой шириной до 3 км, но сравнительно как раз в этом месте неглубокой 1-1,5 м. Нас сосредоточили в этом участке и под покровом темной ночи мы должны буквально в ледяной воде, еще покрытой хотя и очень тоненьким льдом, форсировать вброд Теллегульско-Кобелевский лиман и создать на противоположной стороне плацдарм для дальнейшего наступления. Это и было сделано. В результате непредвиденного и неожиданного для немцев нашего прорыва мы с боем и сходу смяли его боевой заслон. После этого мы тут же в открытых плавнях (низине) заняли оборону и удерживали неоднократные контратаки немцев, хотя было нелегко, так как наша одежда после перехода лимана вброд была мокрой, а тут еще как назло ударил мороз и пошел снег.

С наступлением ночи вторых суток нам, первопроходцам, были доставлены уже на лошадях сухое обмундирование, теплая пища и медикаменты, а вместе с этим и подкрепление (свежие силы бойцов). Артиллерия пробила оборону противника, после чего нас подняли в атаку и мы мгновенно смяли противника и двинулись на подступы Одессы. Но, к великому сожалению, наша рота уже не дошла за исключением единиц до Одессы, оказалась "лежачей", так как получила обморожение конечностей и была распределена по медсанбатам с печальным впоследствии исходом. Мне еще удалось участвовать в освобождении Одессы, но сразу же после ее взятия я тоже попал в медсанбат, так как оказались обмороженными обе ступни. Месяц лечился в медчасти, выписался и влился в свою часть.

Встретил победу в Праге. Этот праздник незабываемый и радостный, со слезами на глазах. Каждый мечтал и готовился к возвращению домой. Но счастливое время для меня как бы отошло в сторону. Впереди еще была война с Японией. Вернулся в родные края лишь в марте 1947 м.

Т. САЛEЙ.

Воспоминание об отце

В сорок первом тебя провожали

На Отечественную войну!

И не часто получали

С фронта весточку твою.

Ты писал нам очень кратко:

"Дорогая моя семья!

Идут бои ожесточенные,

Не знаю, буду жив ли я..."

Дважды ранен был ты в ногу,

Не один раз награждён

И дожил ты до победы.

И врагом не побежден!

В сорок пятом ты вернулся

В гимнастерке боевой.

Сколько было для нас счастья,

Мы гордилися тобой!

Снова стал ты за кувалдой

И трудился честно здесь,

Нас учил ты только правде,

Не любил ты страшно лесть.

Уходя от нас из жизни,

Нам на память рассказал,

Боевых друзей ты вспомнил

И фамилии их назвал. И сейчас тебя вспоминают Твоим честным доблестным трудом. Спи спокойно, наш любимый, Непробудным крепким сном.

E. МЯГКАЯ, пенсионерка. (Отец Семен Константинович Ляшенко 1904 г.р., уроженец сл. Верхнесеребряковка).